ОГРАДА ОСОБНЯКА РЕЙНЕКЕ

Опубликовано 04-07-2016
Источник: «Тектоника плюс» №16 Автор: Андрей Мушта

Особняк Рейнеке - лучшее в архитектурном отношении здание Саратова, уникальный образец стиля модерн. Памятник настолько сложен и многогранен, насыщен деталями и смыслами, что его можно изучать и рассматривать по частям. Мы уже писали о великолепных майоликах особняка Рейнеке. Пришел черед рассмотреть «первую линию обороны» этого загадочного сооружения - его удивительную ограду. Разумеется, мы будем анализировать ее не в нынешнем  состоянии, а в том виде, в котором она существовала совсем недавно.

При взгляде на «дом за «Липками»» вспоминается знаменитый московский особняк С.П.Рябушинского работы Ф.О.Шехтеля. Сходство этих домов не случайно – саратовский проект выполнил один из талантливых помощников самого Ф.О.Шехтеля[1]. Во всем чувствуется его мощное влияние и, в тоже время, заметно стремление автора найти собственный стиль.  Как мы увидим далее, происходит это через отказ от характерных для Шехтеля композиционных приемов, через включение «шехтелевских» деталей в иной контекст и через использование подчеркнуто «нешехтелевских» мотивов.

Особняк Рейнеке проектировался в 1909-1911 годах, однако обращен он к творческим поискам Шехтеля 1900 -1904 годов. Скорее всего, автор саратовского особняка работал в его мастерской именно в эти годы. Для того, чтобы понять соотношение «шехтелевского» и «нешехтелевского», стоит немного коснуться того, что делал наш великий земляк в начале 1900-х годов.

 

 

Необычные ограды Шехтеля

Шехтель не был связан в своем творчестве жесткими догмами, которые будущие архитекторы усваивали еще в процессе обучения. Он пришел в архитектуру «со стороны», имея за плечами богатейший опыт театрального художника[2]. Ему удавалось избегать шаблонных приемов, обязательных для профессиональных зодчих , в полной мере это относится к его оградам.

В типичной ограде конца XIX-начала ХХ столетия ритм задавали каменные столбы с развитой цокольной частью и сочным «венчанием» (с карнизом, вазами и фонарями). Пространство между ними заполнялось металлическими звеньями, как правило, рисунок был статичным и симметричным. По низу шел каменный цоколь. Столбы доминировали на границе улица-двор, ограда характеризовалась метрическим повтором и преобладанием вертикальных членений.

Для Шехтеля ограждение было началом диалога со зрителем, увертюрой захватывающего архитектурно-театрального представления.  Композиционную основу его версии составлял простейший цоколь, по верху которого располагалась декоративная решетка[3]. Забор напоминал изящную ширму, непрозрачную внизу и ажурную сверху. Он разграничивал приватное и общественное пространства, но позволял видеть здание в выгодных острых ракурсах. Зодчий постоянно модифицировал схему, привнося в рисунок динамику, «закрепляя» края участка мощными устоями, добавляя необычные акценты: входной портал, домик привратника или ризалит здания.

Разумеется, зодчий не отказывался от использования каменных столбов, но в его версии невысокие столбики «вырастали» на цоколе. Их шаг был утрированно увеличенным[4], в шехтелевских ограждениях преобладали горизонтальные членения.

 

Ограда особняка Рябушинского. Тема волны-спирали

Мотив спирали необыкновенно созвучен модерну и конечно мастеру, чьи работы этого периода стали эталоном стиля. Притягательная красота бесчисленных шехтелевских спиралей строится исключительно на линейной выразительности. Зодчий феноменально изобретателен: спирали базируются на круге, треугольнике, квадрате и многоугольниках, они противопоставляются друг другу, вырастают друг из друга или встраиваются в иной орнаментальный мотив.

 В знаменитой ограде особняка Рябушинского одной линией создан магический образ водной стихии: символические волны, отталкиваясь от мощных устоев, начинают свое вечное движение к центру, к величественному входному порталу . Шехтелю удалось достичь невозможного с помощью многократного повтора кованого звена в виде волны-спирали. Всё выполнено из простейшего профиля  20х40 мм и всё предельно технологично – шаблон и нехитрое устройство для сгибания позволяют изготовить его даже подмастерью!

Интересно, что мотив использован трижды. В особняке Дерожинской зодчий придумал винтовую лестницу, которая пронзает пять этажей – от подвала до светового фонаря[5]. Эту конструкцию-пружину  Шехтель дополнил декоративными спиралями – элемент  особняка Рябушинского он повернул на 90 градусов и превратил в завиток-балясину.  В особняке И. В. Морозова он вновь применил этот же декоративный мотив для прямой лестницы – преобразовал перевернутый завиток в так называемую «спираль Корню».

Метаморфозы волны-спирали демонстрируют поразительную гибкость Шехтеля-импровизатора, если бы ограду саратовского особняка рисовал он сам, то трансформировал бы все до неузнаваемости.

 

Что представляла собой ограда особняка Рейнеке

 

 

Декоративный мотив волны-спирали - единственное, что объединяет обе ограды. Перед нами самобытные работы разных авторов. Отличия принципиальны: вместо интриги и недосказанности, вместо совершенства пуристских линий особняка Рябушинского, в Саратове реализована классическая схема с множеством прелестных деталей. Героическому масштабу и неспокойной динамике московской версии противопоставлена лиричная камерность и хрупкая утонченность  ограды особняка Рейнеке.

 Столбы саратовской ограды по-шехтелевски стоят на цоколе, а не «разрезают» его. Однако высота столбов, заданный шаг и равноценность звеньям ограды – это определенно иной стиль. Чтобы акцентировать различия, автор добавил нешехтелевский материал - цоколь и столбы сложены из светло-серого известкового кирпича[6]. Металлические части  были окрашены в темно-серый цвет, типичный для модерна. Ахроматические цвета ограды усиливали звучание изумительного по своей полихромии особняка Рейнеке.

 Ограда растянулась на 44 метра вдоль Соборной улицы. Она включала 13 одинаковых столбов, объединенных цоколем, и заполнение из кованого железа - 10 стандартных звеньев, ворота и звено с калиткой. Эта ограда дошла до наших дней, конечно же, далеко не в первоначальном состоянии, но долгое время она была не единственной в усадьбе Рейнеке.

Сравнительно недавно пространство главного входа украшали две «малые» решетки, длиной около 4,5 метров каждая. Они отсекали палисадник и хозяйственный проезд и составляли ансамбль с уличным ограждением. Это излюбленный прием Шехтеля, такое решение можно видеть в особняке Дерожинской. Малые ограды стояли на месте даже в 1990-е годы, но позже были уничтожены.

Наконец, в глубине усадьбы стояла ограда длиной 8,5 метров. Она отсекала хозяйственный двор от сада и состояла из 4-х столбов, двух стандартных звеньев, и калитки в центре. Ее внешний облик повторял уличную ограду, она была снесена при реконструкции 1970-х годов.

 

Звенья ограды особняка Рейнеке

 

 

 

Настала пора вернуться к саратовской волне-спирали. Как мы помним, у Шехтеля этот элемент самодостаточен, это альфа и омега ограждения. Ширина звена около полутора метров при высоте метр. Звено ограды особняка Рейнеке вдвое шире и в полтора раза выше. Три одинаковых волны-спирали занимают верхнюю часть каждого звена, но это только значимые декоративные элементы более сложной композиции.

В металлических звеньях применен довольно редкий прием сочетания глухих и ажурных частей. Непрозрачное волнообразное завершение укрупняет масштаб и акцентирует силуэт. Двадцать квадратных накладок, размещенных в определенном ритме, подчеркивают плоскость, подобно «мушкам» на полупрозрачной вуали.  Кроме этого, они композиционно и конструктивно соединяют 29 вертикальных и 48 криволинейных элементов. Накладки установлены с обеих сторон. Они вырублены из толстого листового железа, по контуру идут фигурные борозды, усложняющие и подчеркивающие абрис.

Элегантное чередование ажурных и глухих частей, затейливых и строгих линий делает решетку особняка Рейнеке одной из самых красивых в Саратове. Кроме этого, она таит маленький сюрприз. В периметре каждой волны-спирали прячутся шаровидные «жемчужины». Их нет на московском прототипе, и может показаться, что они излишни. Но если мы изучим фасады и интерьеры особняка, то обнаружим их в самых неожиданных местах - над колоннами, в фонарях, кронштейнах, лепнине и балконных решетках. Жемчужины и жемчужные нити- это лейтмотив саратовского особняка. Безусловно, лейтмотив- фирменный  шехтелевский прием, но вот жемчужная тематика  не совсем типична для  Шехтеля. Иными словами, в решетке особняка Рейнеке использованы шехтелевский мотив в абсолютно другом контексте и шехтелевский прием с совершенно иным мотивом.

 

Столбы ограды особняка Рейнеке

 

Столбы усложняют ритм ограды, их металлические части подхватывают линейный мотив решеток и «собирают» композицию воедино. Необычные шлемовидные навершия восходят сразу к двум течениям европейского модерна, и некоторым образом соотносятся с работами Шехтеля.

 Шехтель стремился обойтись без столбов, в его работах похожую форму можно встретить лишь дважды - в надгробии Эфроса и в трубе балаковской церкви. Но то, что в его  творчестве  выглядит незначительным эпизодом, в одном из ярчайших направлений модерна было стилеобразующим приемом.

Речь идет о финском модерне, где на квадратное основание водружались, как правило, шлемовидные формы.  Прием использовался и для величественных угловых башен, и для небольших столбов. Этот яркий стиль в силу географической и культурной близости быстро завоевал Санкт-Петербург и уже с помощью петербургских зодчих проник в такие удаленные уголки, как Пенза, Самара или Полтава.

Итак, шлемовидная форма навершия саратовских столбов восходит к финскому модерну[7], но все, что находиться ниже «шлема» сделано под влиянием «Wagnerschule» знаменитого Отто Вагнера.  Среди его учеников были очень популярны лавровые венки - их вкладывали в руки многочисленным скульптурам[8], вешали на относе от стены, часто венки заменялись  упрощенными кольцами. Австрийские декоративные мотивы, нередко в сочетании с французскими, бельгийскими и финскими были невероятно популярны в русском модерне[9]. Смесь австрийских и финских влияний характерна для особняка Матильды Кшесинской - работы петербургского зодчего А. И. фон Гогена. Труба этого здания украшена «вагнеровскими» кольцами, возможно, именно она инспирировала характер убранства столбов особняка Рейнеке.

 

Ограда особняка Рейнеке:  настоящее и будущее

 

 

Совсем скоро исполнится столетие бесцеремонного выселения семейства Рейнеке из собственного особняка. Зданию повезло больше – его необычная красота и уникальность заставляли почти всех его новых владельцев относиться к нему бережно и ремонтировать аккуратно. Единственная проблема заключалась в том, что делалось это непрофессионально, а порой и безграмотно. Коснулось это и комплекса оград. Первой пострадала облицовка колонн и цоколя. Достаточно было защитить нижние тридцать сантиметров цоколя прочной водостойкой облицовкой (светло-серым гранитом). Вместо этого оштукатурили всё, нарушив архитектурные пропорции и логику примыкания разных материалов. В местах замачивания штукатурка постоянно отпадала, ее наносили снова и снова, превращая ограду в нечто бесформенное, металлические части буквально вросли в столбы. В 1960-е годы в соседнем Доме офицеров устраивали танцы. После них, разгоряченные молодые люди гремели кольцами забора и будили больных (не понятно, каких больных, нужно внести пояснение в сноске). По указанию главврача кольца спилили. Во второй половине 1970-х реконструкцией здания занимался «Саратовпромпроект», специализировавшийся на заводских цехах. Специалисты института очень старались, но они выступали в роли ветеринаров, делавших операцию на сердце человека. Именно тогда появились нелепые надстройки, спровоцировавшие деформации и трещины здания, а штукатурные фрагменты были покрыты дешевой и практичной  отделкой «дефас», напоминавшей по виду комки манной каши. Забора это тоже коснулось - его оштукатурили еще раз, а ворота были расширены за счет сноса левого столба и добавления железных прутьев в середине створок. Однако самые масштабные утраты здание понесло уже в 2000-е годы после постановки на учет в качестве памятника архитектуры федерального значения. Безвестный хозяин заменил уникальные шлемовидные навершия на ужасные крышки из оцинковки и выбросил малые решетки особняка Рейнеке.

Возможно ли восстановление уникального ограждения особняка Рейнеке в первоначальном виде? С технической точки зрения здесь нет никаких проблем, нужна только добрая воля Администрации города и контроль ВООПИК.  И в первую очередь, необходимо глубокое понимание руководством Областного госпиталя для ветеранов войн того, что оно занимает одно из лучших зданий стиля модерн в России, которое представляет собой важнейшую историческую ценность. В противном случае, в ближайшем будущем, вместо уникальных дубовых переплетов и фацетированного стекла саратовский шедевр могут украсить пластиковые окна, его стены будут отделаны практичным сайдингом, а на крыше появится металлочерепица «веселого» синего цвета...

 

[1]«Архитектор Федор Шехтель. Энциклопедия творчества», том II, М., 2014 (Мушта А. «Постройки, приписываемые Шехтелю. Особняк К.К.Рейнеке.»). Определяющим аргументом в такого рода вопросах являются документы и подписанные чертежи, но таких данных в настоящее время нет. Анализ архитектурных решений особняка Рейнеке позволяет уверенно говорить о непричастности Шехтеля, вместе с тем, частота цитирования малоизвестных шехтелевских проектов начала 1900-х прямо указывает на авторство кого-то из его помощников. Известно, что через мастерскую Шехтеля прошли десятки архитекторов, однако привязать особняк Рейнеке к творчеству известных нам помощников (Адамовича, Бондаренко, Галецкого, Егорова, Зеленко, Йорданса Краснова, обоих Кузнецовых, Фомина) не удается.  Крупнейший знаток эпохи модерна М.В.Нащокина в своей капитальной монографии «Московская архитектурная керамика» (М., 2014) пишет об особняке Рейнеке: «Шехтель обычно не компилировал свои работы из частей уже возведенных зданий. Так или иначе, проект сделан, по-видимому, московским архитектором, входившим в круг Шехтеля или бывшим одним из его помощников».                                                                                     

[2]В знаменитой антрепризе М.В.Лентовского, стремившегося удивить зрителя, Францу Шехтелю доставались все архитектурные сооружения- временные и капитальные. Путь от эскиза до реализации занимал всего несколько дней, после чего следовала реакция публики и рецензии в газетах. Шехтель получил возможность экспериментировать с формой и цветом, приобрел драгоценный опыт воплощения замысла в готовый объект. В театре Шехтель научился манипулировать пространством, масштабом, формой, цветом и светом, добиваясь мощного эмоциональному воздействию на зрителя. Этот подход резко выделяет его среди архитекторов-современников, которые в своем творчестве были связаны профессиональными стереотипами, стремились добросовестно декорировать помещения, создать фасад в подобающем стиле, во главу угла ставили грамотные инженерные решения, «правдивые» материалы и т.п.

[3]Шехтель использовал эту схему с 1895 года в собственном доме в Ермолаевском пер., в домах Кузнецова, Рябушинского и Дерожинской.

[4]Шехтель блокировал вместе несколько звеньев металлической ограды, как правило, внешние грани столбиков делались заподлицо с цоколем. Такой прием применен для Троицкой церкви в Балаково, дома Шехтеля на Б.Садовой, дачи Патрикеева в Химках и Библиотеки Чехова в Таганроге.

[5]Особняк двухэтажный, но в блоке прислуги Шехтель ввел два дополнительных антресольных этажа, лестница объединяет пять этажей.

[6]Другое название - силикатный кирпич. Советская эпоха создала ему репутацию дешевого некачественного продукта, но в Германии и Голландии - это ценный экологический материал, его производство переживает ренессанс. Недостаток силикатного кирпича - его способность удерживать влагу и  разрушение замоченных участков при перепадах температуры. Сегодня цокольные части из этого материала не делают, но в начале ХХ века цоколи из силикатного кирпича в Саратове были самым обычным делом.

[7]Хотелось бы отметить что, столбы ограды, это далеко не единственный элемент финского модерна в особняке Рейнеке.

[8]Скульптура с венком в руке в стиле Wagnerschule украшает Корпус № 3 Клинического городка в Саратове (арх. К.Л.Мюфке).

[9]Подробно и убедительно об этом феномене отечественного модерна написала М.В. Нащокина  ( Москуовский модерн. М., 2005).

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Для возможности комментирования, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте.
ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ